История » Постсоветский период историографии российского революционного терроризма

Постсоветский период историографии российского революционного терроризма
Страница 14

Попытку контекстуализировать анархистский терроризм в созданной революцией 1905-1907 гг. семиосфере «всеобщего боевизма» предпринимает И.О. Трубачев. Автор утверждает, что количество жертв от анархистских терактов существенно превосходит все другие партии. Каждый анархист являлся потенциальным боевиком. Специфику анархистского терроризма И.О. Трубачев видит в его направленности не на отдельных представителей власти, а буржуазного строя в целом. Анархисты совершали нападения на полицейские патрули (в крупных анархистских центрах городовые стояли на посту под защитой солдат), устраивали буржуазии взрывы в кафе - «обжорке» и театрах, ибо пролетарии такого рода учреждения не посещают, нападали на буржуазные семьи (например, убийство сына владельца булочной), бросали бомбы в трамваи и поезда, продолжавшие работать во время забастовок, и т.п. Жертвой анархистских терактов становился главным образом обыватель, а не крупный сановник, столп реакции. В этом отношении изучение феномена анархистского терроризма более актуально для современной эпохи, чем, к примеру, эсеровского. Теракты новейшего времени, так же, как и анархистские в начале XX в., не имеют персонифицированной цели, будучи направлены против обезличенных масс.

Другую специфическую особенность анархистских терактов И.О. Трубачев видит в их спонтанности. Предотвратить же «безмотивное» попущение охранным службам гораздо сложнее, чем разработанную операцию. Просчитать действия «безмотивника» фактически невозможно. «Вместе с характерным выбором мишеней, - указывает И.О. Трубачев, - терроризм, исповедуемый анархистами, отличался и особой мотивацией действий. Так как анархисты не признавали организованные политические объединения и во главу угла ставили свободное развитие личности, то они чаще, чем приверженцы других революционных направлений, совершали теракты по личной инициативе, спонтанно, используя любой подходящий случай, не советуясь и не отчитываясь перед какими-либо местными анархистскими лидерами».

Если В.В. Кривенький приводил факты единения анархистов с другими революционными партиями, то И.О. Трубачев указывал на гораздо большую близость их к уголовникам, нежели к революционерам. При столкновениях в тюрьме между политическими и уголовными, анархисты часто предпочитали поддерживать последних. «Анархисты, отбывшие тюремное заключение, - пояснял И.О. Трубачев идейные основы их альянса с уголовным миром, - часто занимались агитацией среди уголовников, считая, что антиправительственной борьбе очень поможет то, что убийцы и воры, пошедшие на преступление по эгоистическим мотивам, объявят себя революционерами и будут совершать те же поступки во имя освобождения пролетариата».

В работах СВ. Тютюкина, В.В. Шелохаева, М.И. Леонова и др. было пересмотрено соотношение роли большевиков и эсеров в вооруженных восстаниях революции 1905-1907 гг. Так, кардинально различалась с советской историографической традицией предложенная М.И. Леоновым интерпретация декабрьского восстании в Москве: «Члены Московского комитета эсеров командовали боевыми дружинами, возводили баррикады, участвовали в сражениях, кое-кто был легко ранен (например, В.В. Руднев -"Бабкин"). Эсеры участвовали в вооруженных выступлениях во многих местах Москвы; активнее всего - на Пресне, где почти все дружины были эсеровскими и командовали ими эсеры. "Душою" восстания был М.И. Соколов - "Медведь", в скором будущем практический лидер максималистов. Его приказания выполнялись беспрекословно и с энтузиазмом. Видную роль играл также «сотенный начальник боевых дружин, единственный из рабочих Трехгорной мануфактуры революционер-профессионал эсер B.C. Морозов. Командовали дружинами рабочие эсеры И.М. Куклев, Н.Н. Иванов, П.М. Тюльпин, С.Н. Дмитриев, И.С. Чернов и др. Выделялись активностью женщины-эсерки: А.С. Быкова - "разведчица боевой дружины", Е.С. Старостина, Д.К. Абрилова, И.И. Комисарова». Напротив, говоря о роли социал-демократической партии, СВ. Тютюкин и В.В. Шелохаев заявляли: «ЦК РСДРП непосредственно не руководил восстанием в Москве». С ними солидаризировался М.И. Леонов: «Документально подтверждаемых решений ЦК о грядущем московском восстании исследователи не имеют. Если бы они существовали, то нет сомнений, что за столько лет армия историков их бы обнаружила. 12-17 декабря, в дни, когда проходило восстание в Москве, Харькове, Ростове-на-Дону и в других местах В.И. Ленин и остальные члены ЦК, а также видные функционеры находились в безопасной Финляндии на партийной таммерфорской конференции. В Москве (Харькове, Ростове-на-Дону и т. д.) остались представители «второго» или «третьего» эшелона партийной иерархии». Данные выводы позволяют заключить о террористическом по преимуществу формате революции 1905-1907 годов.

Страницы: 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Октябристы
«Союз 17 октября» (октябристы) представлял собой консервативное крыло либерального движения. Организационно Союз начал оформляться в ноябре 1905 г. из умеренной части земского оппозиционного движения после издания Манифеста 17 октября 1905 г. I съезд партии состоялся в Москве в феврале 1906 г. Ее признанным лидером стал А.И. Гучков (186 ...

Борьба за выбор пути общественного развития России в марте-октябре 1917 года
Итак, Февральская буржуазно-демократическая революция стала историческим фактом. Ее успех предопределялся тем, что в ликвидации самодержавия были заинтересованы все слои рос­сийского общества, исключая консервативных помещиков, выс­шее чиновничество, генералитет и другие монархические элемен­ты, которые составляли ничтожную долю населен ...

Предпосылки петровских реформ.
Страна стояла накануне великих преобразований. Каковы же были предпосылки петровских реформ? Россия была отсталой страной. Эта отсталость представляла собой серьезную опасность для независимости русского народа. Промышленность по своей структуре была крепостнической, а по объему продукции значительно уступала промышленности западно-евр ...