История » Политические аспекты НЭПа » Исторический опыт новой экономической политики большевиков

Исторический опыт новой экономической политики большевиков
Страница 1

Пробелы в понимании задач экономической политики властными структурами обрекал на провал многочисленные попытки реформировать экономику в России, обновить ее социальную и политическую структуру. Не являлась исключением попытка большевиков в 1920-е годы перевести экономику России на рыночное развитие и завершить модернизацию экономику страны, придать ей импульс в развитии. Предпринятая попытка вошла в историю под именем новой экономической политики.

Итог нэпа интересен еще и тем, что в современных условиях попытки реформирования экономики не приносят успеха. Невольно возникает вопрос, чему обязана Россия своей неспособностью к реформированию экономических институтов, почему оказался негативным и скоротечным опыт нэпа, так и не приведший к рыночной экономике?

В 1921 г. (март-июль), осмысливая причины введения нэпа, В.И. Ленин на первое место поставил социальную напряженность в стране, вызванную политикой «военного коммунизма»; нежеланием почти всех слоев общества с ним мириться, сложившейся на этой основе угрозой потери большевистской партией власти. Вторым фактором, толкавшим к нэпу, была, по мнению В.И. Ленина, формационная отсталость России. И третьим фактором стала задержка мировой революции.

Нэп был нужен, по мнению лидера большевиков, чтобы продержаться в ожидании мировой революции, которая, это было ясно, в ближайшее время не произойдет, поэтому нужно было идти на уступки крестьянству, открывать рынок, формировать товарно-денежные отношения. Именно в этот период В.И. Ленин обращал внимание на вынужденный характер нэпа, определяя его как вынужденный тактический ход.

В этот же период времени В.И. Ленина начинают серьезно занимать три проблемы, связанные с определением методов осуществления экономической политики правящей партией: проявившаяся в первые же годы после революции неэффективность работы предприятий госсектора; сформировавшаяся в условиях «военного коммунизма» бюрократия, сконцентрировавшая в своих руках государственную систему учета и распределения продукции, с вытекающими в условиях голода и кризиса взяточничеством и мздоимством; сохранившийся и после отказа от «военного коммунизма» неэквивалентный обмен продукцией между городом и деревней. Это обстоятельство накаляло социальную напряженность, вызывало взрыв протеста крестьян.

В этих условиях решить задачу продуктообмена можно было только нажимом, принуждением, а следовательно, дальнейшим усилением социальной напряженности, разрухи, кризиса. Нэп мог спасти правящую партию от политического краха, потери власти. Поэтому новая экономическая политика оценивалась как вынужденное антикризисное явление, как «крестьянский Брест». Оценка экономических процессов, начавшихся с нэпом, была, следовательно, целиком посвящена политическим установкам.

Осень 1921 – лето 1922 года стали временем пристального изучения рынка в качестве общественно-экономической почвы социалистического строительства.

В течение этого периода большевиков чрезвычайно занимал вопрос, может ли нэп быть только системой отношений между укладами или принципы нэпа можно внедрить в развитие социалистического уклада?

Но и в таком подходе речь шла не об изменении взглядов большевиков на сущность социализма, а о допустимости рыночных отношений в переходный период. Дискуссии шли о возможности использования рынка в качестве временной меры, однако регулятором экономики и в переходный период признавался не рынок, а власть.

Допустив рынок, В.И. Ленин в этот период своей деятельности больше всего был озабочен тем, как подчинить рынок власти государства, как сохранить социалистическую ориентацию государственного сектора, не разлагая его принципами нэпа, внедряя лишь некоторые его элементы (повысить эффективность, внедрить хозрасчет и т.д.).

В ленинской концепции нэпа был признан факт возможного существования в экономике двух сфер: рыночной и государственной. Однако они, по мнению В.И. Ленина, были носителями разных перспектив развития страны. Только государственный сектор, по мнению большевиков, имел внутреннюю социалистическую сущность. Вопрос о механизме коммерциализации государственного сектора оставался открытым. Более актуальным для большевиков был тезис не о том, как развить рыночные отношения, а о том, как подчинить их государственному контролю. Формы контроля могут быть экономическими или административно-бюрократическими. Экономические методы требовали определенного уровня развития производительных сил и эффективности в работе государственного сектора. Ни того, ни другого в России 1920-х годов не было.

По мере осуществления нэпа становились все более ясными его перспективы: противоречие между рыночным нэпом и бестоварным социализмом можно решить либо путем сворачивания нэпа, либо обновлением модели социализма на рыночной основе. Именно эти альтернативы решали судьбу модернизации России, судьбу ее очередного реформирования.

Страницы: 1 2

Значение для истории греческих сказаний
Древнейшая история Греции, однако, сохранилась в памяти народа. Сказители передавали устно из поколения в поколение древние мифы, добавляя к ним новые подробности. Поэты-певцы, подыгрывая себе на лирах, пели о «златообильных» и «крепостных» городах, о подвигах и приключениях героев, о великанах, о богах. Большинство ученых считали эти ...

Причины и процесс создания Киевской Руси
В VII – IX вв. у славян происходит интенсивный распад родоплеменных отношений идет и создание крупных восточнославянских племенных групп – полян, живших на Днепре возле Киева; древлян, живших между Припятью и Западной Двиной; кривичей, полочан, северян, радимичей; вятичей, заселивших в начале VШ в. окрестности современного Воронежа; хор ...

Последние годы жизни Абдуррахмана
Тяжелая болезнь, поразившая Абдуррахмана и усилившаяся в последние годы его жизни, часто не давала ему возможности лично руководить государственными делами, во всяком случае в той мере, как прежде. Фактическая власть нередко переходила к распоряжавшимся от его имени доверенным приближенным. С их влиянием должен был считаться даже Хабибу ...