История » Хазары и Русь

Хазары и Русь
Страница 4

Этимологические разыскания названия «Киев» привели О. Прицака к Утверждению, что оно происходит от собственного имени «Куя», которое носил «министр вооруженных» сил Хазарии хорезмиец Куя. Он же построил крепость в районе села Берестово и разместил там оногурский гарнизон, якобы нанятый хазарами для охраны своих западных границ. От старой формы названия «огрин» («оногур») О. Прицак вывел и название урочища «Угорское».

Таким образом, согласно О. Прицаку, название «Киев», само по себе в своей древнейшей форме хорезмийского (восточно-иранского) происхождения, ню политически и культурно должно быть признано хазарским.

В качестве еще одного аргумента исследователь приводит название Копыревогоо конца Киева, которое якобы происходило от имени народа кабар. В славянской транскрипции оно могло звучать как «копир». Эта этимология, по мнению О. Прицака, подтверждает, что киевский внутренний город был первоначально заселен хазарскими кабирами (копирами).

В этих построениях исследователя практически все зиждется на искусственных посылках, начиная от конструирования лингвистических структур и кончая собственно исторической топографией Киева. Никаких следов крепости IX в. в районе урочища Угорского археологически не выявлено. Что касается Копыревого конца, то это не только не внутренний город, но даже и не окольный. Еще более существенным аргументом против версии хазарского Киева является археологический материал. В массе своей он типично славяно-русский. Вещи хазарского круга (салтово-маяцкие) в Киеве встречаются в единичных экземплярах. Не выдерживает испытания археологией и утверждение о постройке Киева хазарами не ранее первой половины IX в. Широкие исследования, осуществленные в историческом ядре города, убедительно свидетельствуют, что Киев изначально формировался как восточнославянский поселенческий центр.

Жертвой этимологических построений О. Прицака оказались и поляне, превратившиеся из летописного восточнославянского племени в хазарское. Связав название полян с апеллятивом «поле» и предположив, что в районе Киева на полей не было, только леса, О. Прицак пришел к выводу, что до прихода берега Днепра поляне обитали в степях на восток от него.

Других письменных источников в решении вопроса о том, кто такие поляне и откуда они пришли, кроме «Повести посменных лет», нет. И не случайно именно ее сведения привлечены О. Прицаком для обоснования тезиса о хазарстве полян. Обнаружив, что летописец в двух случаях упомянул полян в одной группе с северянами и вятичами, он сделал вывод, что они были левобережными южными соседями северян и вятичей, следовательно, лазарами. Делать такой ответственный исторический вывод на основании столь сомнительного наблюдения по меньшей мере несерьезно. К тому же поляне значительно чаще выступают соседями древлян и северян, нежели вятичей. Летописец в ряде мест совершенно определенно объединяет полян и древлян в одну группу, противопоставляя ее другой, которую составляли радимичи и вятичи. «Полянамъ же живущим особЪ, яко же рекохомъ, сущимъ от рода словЪньска, и нарекошася поляне, а древляне от слов-Ьнъ же, и нарекошася древляне; радимичи и вятичи от ляховъ».

О. Прицак, исходя из убеждения, что поляне являлись хазарским народом, поставил под сомнение и сообщение летописи о том, что они были данниками хазар. Согласно историку, это более поздний вымысел редактора «Повести временных лет».

О хазарской дани полян в летописи сообщается трижды: в недатированной части «Повести временных лет» и в статьях 859 и 862 гг. Непредвзятый анализ этих сообщений не дает оснований для обвинения летописца в вымысле.

Вот текст из недатированной части: «По сихъ же лЪтЪхъ по смерти братЪЪсея (Кия, Щека и Хорива. – П.Т.) быша обидимы древлями и ин-Ь-ми околными. И наидеша я хазаре сЪдящая на горах сихъ в лЪсЪхъ, и pt-ша хазари: «Платите намъ дань». Обдумавше же поляне и вдаша от дыма мечь, и несоша хазари ко князю своему и къ старЪйшинымъ своимъ».

Старейшины увидели в этой дани недоброе знамение, которое указывало на то, что со временем не поляне хазарам, а хазары полянам будут платить дань. Так оно и произошло, подытожил статью летописец: «Во-лод-Ьють бо казары руськие князи и до днешнего дня».

В статье 858 г. сообщается, что «хазары имаху на полян-fex и на ctee-pta, и на вятичЪхъ, и маху по бЪлЪ и вЪверицЪ от дыма». Здесь О. При-Цаку показалось подозрительным упоминание в качестве дани беличьих шкурок – белки, дескать, не водились в этой части Европы. Это элементарное недоразумение. Говоря словами летописца, можно сказать, что они водятся здесь и до внешнего дня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Внешняя политика России в первой половине XIX в.
В царствование Александра I Россия расширила свои пределы, еще более укрепила свой статус великой европейской державы, приобрела значительное влияние на политические дела Европы и достигла высшей степени своего внешнего блеска. Отечественная война 1812 г. в известном смысле явилась платой за тесную интеграцию России в большую европейск ...

Положение белорусских земель в составе Древнерусского государства
На территории Беларуси самыми значительными были Полоцкое и Туровское княжества. Летописи упоминают княжества с меньшей территорией: Витебское, Аршанское, Друцкое, Мстиславское, Пинское, Мозырское, Минское, Новгородское и др. Судя по летописным источникам, Полоцкое княжество образовалась в среднем течении Западной Двины в IX — Х вв., ...

Общественная мысль и политические движения в пореформенной России: консервативная идеология, либеральное движение и движение народничества
В 60 - 70 гг. происходит реформирование общества. Реформы происходят в военной сфере, в судебной, в органах местного самоуправления, в области просвещения. Воплощение реформ происходило очень сложно. Еще в ходе разработки этих реформ появлялось не раз стремление внести в них "исправления" в консервативном духе. На практике это ...