История » Инквизиционный процесс в Средневековой Европе - положительный и отрицательный опыт становления западной цивилизации » Допрос и следствие

Допрос и следствие
Страница 1

Арестовав вновь выявленных еретиков, инквизитор под конвоем препровождал их в центр епископии, где и начиналась вторая стадия инквизиционного процесса – допрос и следствие. Почти с первых же шагов инквизиция начала применять шантаж и пытки, как физические, так и психологические[17].

Инквизитор был уполномочен и подготовлен к тому, чтобы суд его был короток. Он не стеснялся в методах дознания и не позволял, чтобы ему мешали юридические правила и хитросплетения адвокатов (если таковые, что почти невероятно, находились). Он сокращал процесс судопроизводства, лишая обвиняемого обыкновенной возможности сказать хотя бы слово в свою защиту. Он не давал обвиняемому право на апелляции и отсрочки.

Еще одной важной особенностью инквизиционного судопроизводства, способствовавшей беззаконию, являлась глубокая тайна, которой инквизитор облекал дело. Даже вызов подозреваемого в суд делался тайно, а о том, что происходило после его явки туда, знали очень немногие «скромные люди» и эксперты, которых приглашал инквизитор. Все эти люди обязывались инквизитором хранить молчание обо всем, что им стало известно по делу[18].

Главной целью допросов было добиться от обвиняемого признательных показаний. Признание всегда сопровождалось изъявлением обращения и раскаяния. Наиболее убедительным доказательством искренности раскаяния была выдача единомышленников (особенно друзей и близких родственников). Отказ кающегося еретика выдать своих единомышленников принимался, как попытка не раскаявшись избежать наказания. Это квалифицировалось как закоренелая ересь, а обвиняемый передавался в руки светской власти на сожжение. Также не допускалось настаивать на своей невиновности. Если при наличии свидетельств против него, обвиняемый продолжал упорно настаивать на своей невиновности, его рассматривали как закоренелого еретика и выдавали светской власти. Так что единственным средством спастись для обвиняемого было «чистосердечное раскаяние» и согласие на любую епитимью (духовное наказание), которое на него могли наложить1.

Как правило, только одно признание самого обвиняемого уже устанавливало факт его ереси. Поэтому инквизитор стремился любой ценой вырвать это признание уже заранее установленной вины у обвиняемого. При этом широко применялись методы психологического давления, запутывания и запугивания. Обвиняемого расспрашивали о разных незначительных подробностях и вдруг внезапно объявляли ему, что он лжет и о нем все известно. К нему в камеру подсаживали «сочувствующих», которые должны были войти к нему в доверие и натолкнуть его на дачу этих показаний. Бывало даже, что в темницу к несчастному подсылали жену и детей, чтобы они своими слезами смягчили его упорство и привели его к «чистосердечному покаянию» перед «милосердным» отцом-инквизитором1.

Еще одной эффективной формой оказания психологического давления на обвиняемого было испытание забвением. Между первым и вторым вызовом обвиняемого, который упорствовал в своей невиновности, на допрос могло пройти несколько лет, и все это время несчастный мучался в одиночной камере, мечась между надежной и отчаянием и пребывая в полнейшем неведении относительно своего дела и своей участи. И, наконец, если все перечисленные меры не склоняли обвиняемого к сознанию своей вины, то инквизитор прибегал к последнему и самому надежному средству - пытке. Причем пытке можно было подвергать и свидетелей по делу, если имелись подозрения, что они скрывают правду от следствия.

Пытка противоречила основополагающим принципам христианства, а также традициям Церкви. За исключением порочных и изнеженных благодатным южным климатом вестготов, варвары, создавшие государства современной Европы не признавали в своем законодательстве применения пыток. Однако в 1252 г Иннокентий IV одобрил применение пытки для раскрытия ереси, но не уполномочил инквизиторов или их помощников лично применять пытку к подозреваемым. Эта роль перекладывалась на светские власти, которые должны были пыткой принуждать всех схваченных еретиков признаться и выдать соумышленников. Церковные каноны запрещали духовным лицам даже присутствовать на пытке. Но в 1256 г Александр IV дал инквизиторам и их помощникам право взаимно отпускать грехи за «неправильности»: отныне сам инквизитор и его помощники могли подвергнуть подозреваемого пытке[19].

В отношении законного обоснования условий применения пытки к обвиняемому четкого установления не было. Одни считали, что человека с хорошей репутацией можно пытать, если против него есть не менее двух свидетельских показаний, а если репутация у обвиняемого дурная, то достаточно и одного неблагоприятного для него свидетельства. Другие полагали, что независимо от репутации обвиняемого, достаточно свидетельских показаний одного уважаемого лица. Третьи вообще настаивали на том, что для применения к обвиняемому пытки довольно и одной «народной молвы». В итоге, решение этого вопроса оставалось на окончательное усмотрение самого инквизитора1. В этом можно указать еще одну негативную особенность инквизиционного судопроизводства, которая также вела к судебно-следственному произволу.

Страницы: 1 2 3

Поздне-римский период
В III веке усиливается натиск варваров на римские границы. Одно из варварских племён—готы—оседают в Таврике. Вскоре Ольвия и Тира оказываются в руках варваров. Варвары, по-видимому, разгромили Боспорское царство в середине IV века. В 244 году из Харакса выводится римский гарнизон. Вывод гарнизона из Херсонеса происходит, по всей видим ...

Кадеты
Конституционно-демократическая партия (кадетов) организационно оформилась в период высшего подъема революции 1905-1907 гг. на основе двух либеральных организаций — «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов» и заняла прочные позиции на левом фланге российского либерализма. Ее учредительный съезд состоялся в октябре 1905 г. ...

 Брусиловский прорыв
Через год после начала "великого отступления" былой "снарядный голод" отошёл в прошлое. Боевое настроение на фронте, который теперь хорошо снабжался, несколько поднялось. Правда, на войска угнетающе подействовали долгие месяцы неподвижного состояния на одних и тех же рубежах. И вот 22 мая 1916г. четыре армии Юго-За ...