История » Советско-югославский конфликт в документах трех совещаний Коминформа » Советско-югославский конфликт в документах трех совещаний Коминформа

Советско-югославский конфликт в документах трех совещаний Коминформа
Страница 3

В ответ Белград сам предъявил обвинения Москве в ответном письме от 13 апреля. Противостояние между СССР и Югославией усилилось. 9 июня Сталин через Молотова направил югославским руководителям заявление: если С. Жуйович и А. Хебранг[10] будут ликвидированы, то советское руководство будет считать югославский ЦК «уголовными убийцами». 9 июня в 3-м письме ЦК ВКП(б) югославским руководителям Сталин потребовал, чтобы советские представители были допущены к участию в расследовании их дела. 18 июня югославы ответили отказом. Это означало разрыв между Белградом и Москвой. СССР заручился поддержкой партий-членов Коминформа, которые, естественно, единогласно осудили позицию КПЮ (правда, не столь единодушно, как хотелось бы Сталину)[11]. Заручившись поддержкой восточно-европейский компартий, советское руководство направило 4 мая КПЮ письмо с предложение рассмотреть эти разногласия на ближайшем заседании Коминформа. Тито отказался, вполне справедливо сославшись на предвзятую позицию всех остальных членов Коминформа. 18 мая в новом письме предложение было повторено, однако Тито был непреклонен. Не помогло и посредничество В. Гомулки, Г. Димитрова и Г. Георгиу-Дежа. 21 мая в беседе с В. В. Мошетовым, заместителем заведующего отделом внешней политики ЦК ВКП(б), Тито заявил, что проблему с Москвой можно было уладить конфиденциально, однако теперь, когда она стала достоянием остальных партий, он отказывается и вернется к переговорам, когда все «немного уляжется»[12].

Во время подготовки к совещанию Информбюро в Москве в течении мая 1948 г. шла активная работа по подготовке компромата на Тито и прочих руководителей КПЮ. Тщательно просматривалась архивная документация, заготавливались копии дел. К началу июня под руководством А. А. Жданова был подготовлен проект резолюции Информбюро «О положении в Коммунистической партии Югославии», дополненный затем указаниями и пометками самого Сталина.

19-23 июня 1948 г. состоялось II Совещание Коминформа. КПЮ не прислала на него своих представителей. Одним из главных вопросов на совещании был югославский вопрос. 21 июня на 3-ем заседании А. А. Жданов зачитал доклад «О положении в Коммунистической партии Югославии». В нем Жданов осудил политику КПЮ, отметив, что она носит недружественный характер по отношению СССР и ВКП(б). КПЮ была обвинена в предвзятом отношении к советским специалистам и даже в установлении слежки за ними. Кроме того, Жданов обвинил руководство партии в ревизионизме и недостаточном следовании постулатам марксизма-ленинизма, в том, что КПЮ не достаточно активно проводит курс на установление своей власти в Югославии и саморазмывается в «беспартийном» Народном фронте, не желает вести серьезную подготовку к коллективизации деревни[13].

Главным обвинением, однако, было обвинение в невосприятии братской помощи ВКП(б) и прочих партий в виде критики[14]. Припомнили КПЮ и дело Жуйовича-Хебранга[15]. Подводя вывод, Жданов отметил, что КПЮ откололась от остальных коммунистических партий. Причиной этого он назвал излишнюю самоуверенность руководства, надежду на собственные силы и усиление в рядах КПЮ националистических тенденций. В заключении Жданов отметил, что подобный путь ведет к перерождению Югославии в «обычное буржуазное государство» и призвал «здоровые силы» КПЮ оказать воздействие на своих руководителей[16]. Остальные делегаты полностью одобрили доклад Жданова.

Особое место занимал на совещании и болгарский вопрос. Так, в своем выступлении Т. Костов заявил, что югославы стремились превратить свою страну в «гегемона на Балканах против СССР», используя при этом Болгарию и стремясь «прибрать ее к рукам»[17]. Для Сталина вопрос о Болгарии и Балканской федерации был еще очень важен. Об этом свидетельствует то пристальное внимание, которое советская делегации проявляла к болгарской в ходе совещания[18].

Кроме того, следует отметить выступление П. Тольятти. В нем он поднял проблему Триеста[19]. Сделано это было не случайно, так как вопрос о Триесте затрагивал интересы Югославии, СССР и Италии. Тольятти осудил склонность Тито и КПЮ «играть идеей о новой войне»[20]. Вообще выступление Тольятти было наиболее продуктивным. Он не только осудил КПЮ, как это сделали все, но еще и попытался решать общие вопросы (например, вопрос об уместности строительства массовых партий)[21].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Обуздание знати.
Ришелье жестоко и с величайшим политическим мастерством подавлял группировки мятежных придворных. В 1626г. центральной фигурой в интриге против кардинала стал молодой маркиз де Шале, который поплатился за это жизнью. Всего за несколько недель до своей смерти в 1642г. Ришелье раскрыл последний заговор, центральными фигурами которого ста ...

Правовое положение крестьян
Крестьяне делились на чернотяглых, живших на земле великого князя и на землях удельных князей, и крестьян, живших в вотчинах и поместьях бояр, «детей боярских» и дворян, а также на церковных землях. Замена натуральной ренты денежною толкала феодалов к увеличению своей запашки, к усилению эксплуатации зависимого крестьянства. Черные люд ...

Исторический опыт новой экономической политики большевиков
Пробелы в понимании задач экономической политики властными структурами обрекал на провал многочисленные попытки реформировать экономику в России, обновить ее социальную и политическую структуру. Не являлась исключением попытка большевиков в 1920-е годы перевести экономику России на рыночное развитие и завершить модернизацию экономику ст ...