История » Классификации исторических источников в отечественной историографии » Заключение

Заключение

Чуть менее трехсот лет разрабатывается в отечественной исторической науке проблема составления генеральной классификации исторических источников. Крупнейшие российские историки, а затем, со времени становления этой науки, и профессиональные источниковеды пытались её решить. Но, несмотря на то, что каждый из них внес огромный вклад в дело составления классификаций исторических источников, проблема эта остается нерешенной и по сей день. Более того, в отечественном источниковедении до сих пор не сформировалось единого мнения по вопросу определения самого понятия «исторический источник».

Но это вовсе не означает, что из всех вариантов классификаций исторических источников (как представленных в данной работе, так и не вошедших в неё) невозможно выбрать наилучший. Просто выбор этот ввиду отсутствия общепризнанной «идеальной», если так можно выразиться, классификации становится во многом «делом вкуса», то есть каждый может выбрать свою «лучшую» классификацию.

Что касается моей личной точки зрения по данному вопросу, то я постаралась отразить её в тексте эссе, при анализе явно отдавая предпочтение вариантам С.О Шмидта и А.С. Лаппо-Данилевского.

[1] Как явствует из темы данного эссе, я рассматриваю только работы отечественных историков (к сожалению, сравнительно небольшой формат эссе не позволяет мне проанализировать и достижения зарубежных ученых в данной сфере).

[2] Именно поэтому в данном эссе я рассматриваю в основном общие классификации исторических источников (их ещё иногда называют «генеральными» [10, С. 79]).

[3] В контексте данного эссе мне представляется возможным использовать слова «термин» и «понятие» в качестве синонимов (о допустимости подобного употребления см. [12])

[4] Любопытная деталь: именно с В.О. Ключевского берет своё начало традиция определять исторический источник как «памятник». Она оказалась настолько устойчивой, что использование термина «памятник» применительно к историческому источнику можно встретить даже в трудах М.Н. Тихомирова [8]

[5] Эту возможность рассматривает уже М.П. Погодин [6]

[6] Здесь заметно явное противоречие с идеями О.С. Шмидта

[7] Данный абзац отражает мое личное отношение к работам Лаппо-Данилевского, разделяемое, однако, многими крупными отечественными историками. В частности схожие мысли можно найти в записях лекций И.Д Ковальченко [13]

[8] Собственно В.Н. Татищев создал две классификации исторических источников, однако первая - деление по «верности сказания» т.е. по степени достоверности сведений, содержащихся в источнике - почти не применима для практической деятельности (с её помощью не создать источниковой базы, она лишь позволяет «отделить зёрна от плевел»).

[9] Интересно, что тенденция рассматривать письменные источники как основные, а все прочие как второстепенные сохраняется до наших дней. Некоторые её отзвуки можно найти в работах Л.Н. Пушкарева [4]

[10] Собственно, право первенства в причислении к числу исторических источников фольклора и источников вещественных принадлежит Н.М. Карамзину, но он в своем обзоре источников российской истории до 17 в. (это раздел в его «Истории государства Российского» (1815 г.)) не разделяет эти два вида источников, используя формулировку «древние монеты, медали, надписи, сказки, песни, пословицы».

[11] В несколько усовершенствованном виде этот же вариант встречается в работах И.Д. Ковальченко делившего всю совокупность исторически источников на четыре типа: вещественные, письменные, изобразительные и фонетические (это деление только по способ кодирования информации) [2].

[12] К ним Шмидт относит все системы «условных обозначений графическими знаками» и «информацию, записанную на машинных носителях», то есть то, что согласно принятому Государственной Думой РФ 13 декабря 2001 года и одобренному Советом Федерации 26 декабря 2001 года Закону «Об электронной цифровой подписи» в нашей стране теперь принято называть электронным документом [15].

[13] Я, конечно, имею в виду классификацию С.О. Шмидта.

Реформы Петра Великого и особый путь России
Понятие России в значительной степени отожествлялось с Государством Российским. Само понимание русского, русской территории после классического периода Киевской Руси связывалось с работой государственного собирания. Русский этнос в его современном понимании, как нечто единое, по существу был вынянчен государством в процессе смешения ра ...

Позиция газеты «Наша Нива» по отношению земельной реформе
Проявлением белорусского национального движения являлась деятельность газеты «Наша Нива». По общеполитическим и социально-экономическим вопросам издатели газеты в период реакции сошли на либерально-народнические позиции. Решение этих вопросов связывалось с реализацией Манифеста 17 октября, с деятельностью Государственной думы, земств. ...

Положение зависимого крестьянства
Крестьянское население вотчины не было единым по своему происхождению и правовому положению. Оно делилось на три основные группы - колонов (coloni, ingenui), литов и рабов-сервов (servi, mancipia). Большинство зависимого крестьянства в каролингской феодальной вотчине составляли колоны. Они не утратили полностью личной свободы, но уже на ...