История » Классификации исторических источников в отечественной историографии » Классификации исторических источников

Классификации исторических источников
Страница 1

Классифицировать что-либо – означит группировать в соответствии с общими признаками. И уже из этого определения вытекает основная, как мне кажется, проблема, связанная с классификацией исторических источников, а именно проблема выбора этих «общих признаков». Здесь крайне важно именно слово «общих», так как в зависимости от целей исследований историкам часто удобнее использовать разные виды классификаций по отдельным признакам, и это значительно затрудняет создание какой-либо общей, генеральной классификации. Тем не менее, начиная с В.Н. Татищева попытки создать подобную классификацию (более или менее удачные) имеют место в отечественной историографии, а значит, среди них можно попытаться отыскать и наиболее удачный вариант.

Как я уже упомянула выше, первая в отечественной историографии классификация исторических источников – это классификация В.Н. Татищева[8], согласно которой исторические источники делятся на:

1. Летописи

a. общие или генеральные (летопись Нестора, «Степенная книга», хронографы, «Синопсис»);

b. «топографии» или местные летописи;

2. «дипломатические» грамоты из казанских, сибирских, астраханских и других архивов;

3. исторические источники частного происхождения («Хождение митрополита Пимена в Константинополь», «Скифская история» А. Лызлова) [8].

Эта классификация касается, конечно, только письменных источников (и это объяснимо: другие варианты во времена В.Н. Татищева не признавались[9],) – в этом её основной недостаток, и это лишает меня возможности рассматривать её как классификацию полноценную. Однако с исторической точки зрения классификация Татищева очень важна, во-первых, как первая работа такого рода в отечественной историографии, во-вторых, как отразившие основной принцип этой науки – исходить из источников (то есть В.Н. Татищев не абстрактно создает схему и приписывает к ней источники, но группирует известные ему источники и, исходя из них, составляет свой вариант классификации).

Тем же принципом, по-видимому, руководствовался К.Н. Бестужев-Рюмин. Во всяком случае, классификация исторических источников, которую мы можем найти во введении к его «Русской истории», явно строится по схожей схеме: автор не просто перечисляет типы источников, но иллюстрирует каждый из них реальными примерами. Так, например, выделяя такой тип исторических источников, как частные письма, К.Н. Бестужев-Рюмин упомянет более двух десятков известных ему примеров такого рода документов.

Классификация эта примечательна также и тем, что в ней уже присутствуют «вещественные памятники», комплекс различной делопроизводственной документации («гражданские и юридические акты») и произведения словесности, в том числе устной[10]. Тем не менее, как и классификация В.Н. Татищева, она интересна лишь с исторической точки зрения, так как во многом подчинятся реалиям времени своего создания (так, например, к произведениям зарубежных авторов о России К.Н. Бестужев-Рюмин относится недоверчиво и даже рассматривает их как отдельный вид исторических источников) [1].

Пожалуй, самыми популярными на протяжении всего XX века были типо-видовые классификации, и среди них наиболее известной является классификация по типам, предложенная Л.Н. Пушкаревым. Это деление исторических источников на письменные, вещественные, этнографические, устные, лингвистические, фото-кино-документы и фонодокументы [11].

Нетрудно заметить, что классификация эта имеет два основания: способ кодирования информации и принадлежность источника к той или иной гуманитарной науке. Подобная двойственность несколько затрудняет, на мой взгляд, практическое применение схемы Л.Н. Пушкарева, так как один исторический источник может относиться одновременно к двум категориям[11].

Видовая классификация исторических источников Л.Н. Пушкарева касается только письменных исторических источников. С моей точки зрения, рассматривать в качестве исторических источников в основном письменные – несколько узкий подход, но, тем не менее, именно классификация Л.Н. Пушкарева является общепризнанной [4].

Как бы в стороне от всех прочих классификаций стоят варианты, предложенные А.С. Лаппо-Данилевским и С.О. Шмидтом. И если классификация исторических источников А.С. Лаппо-Данилевского имеет довольно широкий круг сторонников и уже в какой-то мере стала классической, то вариант С.О. Шмидта, который нам наиболее интересен именно как попытка создания генеральной классификации исторических источников, до сих пор активно обсуждается источниковедами.

Если говорить о классификации исторических источников А.С. Лаппо-Данилевского, то этот ученый предлагает разделить все исторические источники на две большие группы: «источники, изображающие факт», они же памятники вещественные, они же «остатки культуры» и «источники, отображающие факт» (это памятники словесные и письменные или, как писал А.С. Лаппо-Данилевский, «исторические предания»). Они, в отличие от «остатков культуры», всегда отражают позицию сочинителя, несут в себе оценочный фактор. А.С. Лаппо-Данилевский также призывает отличать «источники фактического содержания» от «источников с нормативным содержанием» (он называл этот способ делением «с аналитической точки зрения») [3]. У классификации А.С. Лаппо-Данилевского, конечно же, есть определенные недостатки, в частности, на практике иногда бывает очень сложно отличить «историческое предание» от «остатка культуры» (к чему, например, причислить знаменитую «Повесть временных лет»?). Но сама идея субъективности исторических источников, выдвинутая А.С. Лаппо-Данилевским, уже является большим научным достижением.

Страницы: 1 2

Хазары и Русь
В VII в. в нижнем междуречье Волги и Дона образовалось Хазарское государство, объединившее под своим владычеством многие народы: собственно хазар, алан, болгар, буртасов, мадьяр, печенегов, марийцев. В данническую зависимость от хазар попали также некоторые восточнославянские союзы племен, в том числе поляне, северяне, вятичи. На раннем ...

Внешняя политика Абдуррахмана
В своей внешней политике Абдуррахман умело использовал англо-русские противоречия в этом регионе. В своих мемуарах Абдуррахман сравнивал свою страну с лебедем, плавающем в пруду, по берегам которого носятся, пытаясь цапнуть его, две собаки: рыжая — англичане (по ассоциации с их красными мундирами) и белая — русские (белый царь и т. д.). ...

Читральский конфликт и завоевание Кафристана. Афганистан накануне XX в.
вненяя политика афганский читральский На пограничной территории между Афганистаном и Британской Индией существовало несколько мелких ханств, сумевших при поддержке англичан сохранить формальную независимость от афганских эмиров. Самым крупным была Джандола, где правил Умра-хан, ориентировавшийся на англичан. Но в 1892 г. английские кол ...