История » Суды по государственным преступлениям в 1717–1729 гг.

Суды по государственным преступлениям в 1717–1729 гг.
Страница 2

Еще не привлекавшее внимания исследователей дело Преображенских дьяков завязалось в первых числах февраля 1723 г. Уже 12 февраля 1723 г. Петр I указал, чтобы канцелярские и технические служащие Преображенского приказа объявили бы, что им известно о криминальных деяниях своих начальников ("какие ведают [за ними] … противные указом дела, обиды и народное грабленые и взятки").15 февраля 1723 г. император поручил разбирательство дела "дьяков Преображенских" Вышнему суду (непосредственно расследованием названного дела занялась Розыскная контора суда). В середине февраля Я.В. Былинского и В.Н. Нестерова взяли под стражу. В ходе следствия было вскрыто множество эпизодов преступной деятельности дьяков (особенно по фальсификации уголовных дел).

Впрочем, 1723 год особенных перемен в положение ведомства из села Преображенского не принес. В этом отношении показательна реакция Петра I на доклад Главного магистрата, в котором содержалось, в частности, предложение изъять из подсудности Преображенского приказа городское население. Как уже упоминалось выше, 27 сентября 1723 г. в качестве высочайшей резолюции на этот пункт доклада была приведена копия закона от 29 апреля 1722 г.

Примечательно, что в том же 1723 г. находившийся с особыми поручениями Петра I на Урале генерал-майор В.И. Геннин предложил учредить представительство Преображенского приказа в Сибирской губернии. В письме императору от 22 октября 1723 г. Вилим Геннин высказал просьбу, чтобы для разбирательства дел по государственным преступлениям прислать "ис Преображенска офицера… кому изволишь верить", который "в Сибири бы жил". В направленном два дня спустя письме к главе приказа И.Ф. Ромодановскому генерал-майор изложил соображения на этот счет более подробно.

По мысли В.И. Геннина, командированный в Тобольск уполномоченный Преображенского приказа производил бы - совместно с губернатором или вице-губернатором - разбирательство дел по "слову и делу", возбуждавшимся на территории Сибири. При этом по "малым делам" проектируемое сибирское представительство приказа осуществляло бы судопроизводство в полном объеме, а в остальных случаях - ограничивалось бы досудебным рассмотрением дела, результаты которого докладывались затем в Преображенский приказ. Однако, несмотря на серьезную обоснованность, данное предложение Вилима Геннина не нашло поддержки ни в Преображенском приказе, ни у Петра I.

Что бы там ни было, разоблачение Я.В. Былинского и В.Н. Нестерова явилось для императора очевидным поводом задуматься о дальнейшей судьбе Преображенского приказа, тем более что старинное ведомство совершенно не вписывалось в перестроенный по шведским образцам государственный аппарат России начала 1720-х гг. О направлении размышлений законодателя на этот счет можно судить по утвержденной Уложенной комиссией в сентябре-октябре 1723 г. главе 2-й кн.1 проекта Уложения Российского государства 1723-1726 гг., не вводившейся до настоящего времени в научный оборот. В этой всецело посвященной судоустройству, обширной главе (состоявшей в итоговой редакции из 52 сттш - "артикулов") о Преображенском приказе упоминалось единственный раз - в ст.48, в которой за приказом предлагалось закрепить лишь рассмотрение исков на военнослужащих гвардейских полков (и то за исключением вотчинных дел).

Особенно показательно, что о Преображенском приказе ничего не было сказано в утвержденной Уложенной комиссией 4 октября 1723 г. пространной ст.42 "В каковых делах государево слово и дело за собою сказывать и где о том доносить". В данной главе - вполне в соответствии с заголовком - описывалась процедура объявления "слова и дела", рассмотрением дел по которым ведомство из села Преображенского занималось, стоит повторить, с 1696 г. Но во второй половине 1723 г. Петр 1 взялся размышлять не только о целесообразности сохранения Преображенского приказа. На повестке дня тогда встал вопрос о системных переменах в устройстве суда по государственным преступлениям.

Как уже упоминалось, по той самой ст.42 гл.2-й кн.1 проекта Уложения, заявление по "слову и делу" (каковое теперь допускалось исключительно по первым двум "пунктам" закона от 25 января 1715 г) надлежало подавать либо монарху, либо в канцелярию Сената. Иными словами, согласно внесенному в ст.42 законодательному предположению, осуществление судопроизводства по делам о государственных преступлениях передавалось в ведение Правительствующего Сената. Вместо специализированных судов, подчиненных непосредственно монарху, дела по "слову и делу" предлагалось впредь разбирать высшему органу государственной власти. Тем самым, заведомо ситуативное личное участие императора в инициировании и рассмотрении дел по государственным преступлениям дополнялось организованным на постоянной основе участием в этом процессе сенаторов.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вид документа
Задача модернизации делопроизводства, которая ставилась при создании министерств, заставляла обращать большее внимание на оформление документа и, прежде всего его вида. Все документы, кроме писем (сношений), себя называют. Количество видов документов в рассматриваемый период возросло. Новые виды документов порождали специализация докуме ...

Интересы России в европейской политике начала XX века
Россия вступила в войну с Германией и Австро-Венгрией, добиваясь свободного выхода черноморского флота через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море, а также присоединения Галиции и нижнего течения Немана. Усилить влияния на Балканах (путем ослабления влияния Германии на Турцию). Германия стремилась разгромить Англию, лишить её морског ...

Жизнь спартанцев
Спартанцы установили в завоеванных областях свои законы. В Спарте созывалось собрание, участвовать в котором могли только спартанцы. Оно избирало в совет старейшин пожилых спартанцев. Совет решил важнейшие дела, судил провинившихся. Членами совета были и два царя, командовавшие войском. Все спартанцы были воинами; закон запрещал им зан ...