История » Суды по государственным преступлениям в 1717–1729 гг.

Суды по государственным преступлениям в 1717–1729 гг.
Страница 2

Еще не привлекавшее внимания исследователей дело Преображенских дьяков завязалось в первых числах февраля 1723 г. Уже 12 февраля 1723 г. Петр I указал, чтобы канцелярские и технические служащие Преображенского приказа объявили бы, что им известно о криминальных деяниях своих начальников ("какие ведают [за ними] … противные указом дела, обиды и народное грабленые и взятки").15 февраля 1723 г. император поручил разбирательство дела "дьяков Преображенских" Вышнему суду (непосредственно расследованием названного дела занялась Розыскная контора суда). В середине февраля Я.В. Былинского и В.Н. Нестерова взяли под стражу. В ходе следствия было вскрыто множество эпизодов преступной деятельности дьяков (особенно по фальсификации уголовных дел).

Впрочем, 1723 год особенных перемен в положение ведомства из села Преображенского не принес. В этом отношении показательна реакция Петра I на доклад Главного магистрата, в котором содержалось, в частности, предложение изъять из подсудности Преображенского приказа городское население. Как уже упоминалось выше, 27 сентября 1723 г. в качестве высочайшей резолюции на этот пункт доклада была приведена копия закона от 29 апреля 1722 г.

Примечательно, что в том же 1723 г. находившийся с особыми поручениями Петра I на Урале генерал-майор В.И. Геннин предложил учредить представительство Преображенского приказа в Сибирской губернии. В письме императору от 22 октября 1723 г. Вилим Геннин высказал просьбу, чтобы для разбирательства дел по государственным преступлениям прислать "ис Преображенска офицера… кому изволишь верить", который "в Сибири бы жил". В направленном два дня спустя письме к главе приказа И.Ф. Ромодановскому генерал-майор изложил соображения на этот счет более подробно.

По мысли В.И. Геннина, командированный в Тобольск уполномоченный Преображенского приказа производил бы - совместно с губернатором или вице-губернатором - разбирательство дел по "слову и делу", возбуждавшимся на территории Сибири. При этом по "малым делам" проектируемое сибирское представительство приказа осуществляло бы судопроизводство в полном объеме, а в остальных случаях - ограничивалось бы досудебным рассмотрением дела, результаты которого докладывались затем в Преображенский приказ. Однако, несмотря на серьезную обоснованность, данное предложение Вилима Геннина не нашло поддержки ни в Преображенском приказе, ни у Петра I.

Что бы там ни было, разоблачение Я.В. Былинского и В.Н. Нестерова явилось для императора очевидным поводом задуматься о дальнейшей судьбе Преображенского приказа, тем более что старинное ведомство совершенно не вписывалось в перестроенный по шведским образцам государственный аппарат России начала 1720-х гг. О направлении размышлений законодателя на этот счет можно судить по утвержденной Уложенной комиссией в сентябре-октябре 1723 г. главе 2-й кн.1 проекта Уложения Российского государства 1723-1726 гг., не вводившейся до настоящего времени в научный оборот. В этой всецело посвященной судоустройству, обширной главе (состоявшей в итоговой редакции из 52 сттш - "артикулов") о Преображенском приказе упоминалось единственный раз - в ст.48, в которой за приказом предлагалось закрепить лишь рассмотрение исков на военнослужащих гвардейских полков (и то за исключением вотчинных дел).

Особенно показательно, что о Преображенском приказе ничего не было сказано в утвержденной Уложенной комиссией 4 октября 1723 г. пространной ст.42 "В каковых делах государево слово и дело за собою сказывать и где о том доносить". В данной главе - вполне в соответствии с заголовком - описывалась процедура объявления "слова и дела", рассмотрением дел по которым ведомство из села Преображенского занималось, стоит повторить, с 1696 г. Но во второй половине 1723 г. Петр 1 взялся размышлять не только о целесообразности сохранения Преображенского приказа. На повестке дня тогда встал вопрос о системных переменах в устройстве суда по государственным преступлениям.

Как уже упоминалось, по той самой ст.42 гл.2-й кн.1 проекта Уложения, заявление по "слову и делу" (каковое теперь допускалось исключительно по первым двум "пунктам" закона от 25 января 1715 г) надлежало подавать либо монарху, либо в канцелярию Сената. Иными словами, согласно внесенному в ст.42 законодательному предположению, осуществление судопроизводства по делам о государственных преступлениях передавалось в ведение Правительствующего Сената. Вместо специализированных судов, подчиненных непосредственно монарху, дела по "слову и делу" предлагалось впредь разбирать высшему органу государственной власти. Тем самым, заведомо ситуативное личное участие императора в инициировании и рассмотрении дел по государственным преступлениям дополнялось организованным на постоянной основе участием в этом процессе сенаторов.

Страницы: 1 2 3 4 5

Первая  Итало-Эфиопская война. История войны
К 1895г. черный континент был в значительной степени разделен между европейскими державами, но Эфиопия— одна из немногих стран Африки— сохраняла независимость. Италия, опоздавшая к разделу мира, рассчитывала захватить Эфиопию и сделать ее главной составной частью своих колониальных владений. К этому времени могущество Эфиопской империи ...

Детство и юность Ришелье.
Герцог Ришелье происходил из обедневшей дворянской семьи. Младший сын Франсуа дю Плесси сеньора де Ришелье появился на свет в фамильном владении в Пуату. Его отец, не принадлежавший к высшей знати, выдвинулся при Генрихе III и стал великим прево. Мать, Сюзанна де ла Порт, происходила из семьи судьи Парижского парламента. Когда Жану был ...

История создания ядерного оружия.
В самом конце XIX века Антуан Анри Беккерель, пытавшийся обнаружить рентгеновское излучение при флюоресценции солей урана, открыл явление радиоактивности – беккерелевы лучи. Открытие А. Беккереля заинтересовало многих. Но первыми до конца осознали, что это такое, были Ф. Содди и Э. Резерфорд. В 1903 году Ф. Содди написал: "Атомная ...