История » Суды по государственным преступлениям в 1717–1729 гг.

Суды по государственным преступлениям в 1717–1729 гг.
Страница 4

Учитывая, что ни в 1718 г., ни впоследствии законодатель не предусмотрел никакой - ни инстанционной, ни организационной связи - между Тайной канцелярией и Преображенским приказом, следует констатировать, что в 1718 г. в отечественной судебной системе сложился редчайший параллелизм: рассмотрением дел по государственным преступлениям стали заниматься и Преображенский приказ, и Тайная канцелярия. Если вспомнить, что в Швеции начала XVIII в. вообще отсутствовал особый орган правосудия по разбирательству дел по crimina laesae majestatis, то возникновение в российском государственном аппарате сразу двух судов по государственным преступлениям явилось весьма существенным отходом от стратегической линии на всемерное заимствование шведского опыта. Но в 1718 г. в сфере политической юстиции Петру I было совсем не до шведских образцов.

Как известно, будущий император крайне болезненно воспринял дело Алексея Петровича, расценив его (отчасти небезосновательно) как признак обострения внутриполитической ситуации. В подобной обстановке Петр I, с одной стороны, не мог полагаться на карательный потенциал одного лишь Преображенского приказа, а с другой - нуждался в судебном органе по разбирательству особо важных дел по государственным преступлениям, который находился бы в новой столице, поблизости от царя. Таковым органом, по всей вероятности, и предстояло стать Тайной канцелярии.

Однако, в итоге, на практике разграничение судебной компетенции между Преображенским приказом и Тайной канцелярией сложилось отнюдь не по значимости дел, поступавших в их производство. По данным Н.Б. Голиковой и Е.В. Анисимова, разграничение юрисдикции между Преображенским приказом и Тайной канцелярией имело исключительно территориальный характер: дислоцировавшаяся с марта 1718 г. в Санкт-Петербурге Тайная канцелярия рассматривала дела по "слову и делу", возбуждавшиеся в новой столице и на Северо-Западе, Преображенский приказ - дела, возбуждавшиеся в остальных частях России.

Между тем, наряду с совпадением функций по отправлению правосудия по государственным преступлениям, в организации и компетенции Преображенского приказа и Тайной канцелярии имелись и некоторые различия, поныне целостно не освещавшиеся в историко-правовой литературе. Что касается организационной стороны, то здесь следует иметь в виду, что у Тайной канцелярии имелось представительство в Москве (до мая 1723 г), в то время как Преображенский приказ не располагал никакими территориальными подразделениями. Со стороны компетенции различия между Тайной канцелярией и Преображенским приказом касались их дополнительных функций.

Приоритетно занимаясь разбирательством дел по государственным преступлениям, Преображенский приказ был, стоит повторить, еще обременен управлением некоторыми дворцовыми землями, а также отправлением правосудия по делам военнослужащих-гвардейцев. В свою очередь, Тайная канцелярия и после окончания дела царевича Алексея Петровича продолжала в отдельных случаях выступать - по указаниям Петра I - в качестве органа предварительного расследования, причем не только по делам по "слову и делу". Например, именно Тайная канцелярия расследовала в 1718-1719 гг. многоэпизодное "ревельское адмиралтейское дело" (об осуществленных группой должностных лиц Ревельской адмиралтейской канцелярии преступных махинациях с провиантом, предназначенным для снабжения Балтийского флота). После завершения расследования обвиняемые из числа военнослужащих были преданы военному суду, а один из обвиняемых, комиссар Я. Лопухин - суду Правительствующего Сената.

Наконец, нельзя не отметить зримо различную интенсивность работы Преображенского приказа и Тайной канцелярии. Если в Тайной канцелярии с 1719 по июль 1726 г. было осуществлено разбирательство 280 дел, то в Преображенском приказе за 1718-1725 гг. - 1988 дел. Таким образом, совершенно очевидно, что основным органом правосудия по делам о государственных преступлениях в нашей стране и в 1718-1724 гг. оставался Преображенский приказ.

Как бы то ни было, дублирование соответствующих функций Преображенского приказа и Тайной канцелярии чем дальше, тем больше не соответствовало принципам построения государственного аппарата России, общая реорганизация которого на основе принципов камерализма завершилась в начале 1720-х гг. Показательно, что на протяжении 1718-1725 гг. не было издано ни единого нормативного правового акта, в котором бы регламентировались статус и полномочия Тайной канцелярии. Не менее показательно, что о Тайной канцелярии оказалось ни словом не упомянуто в посвященной судоустройству обширной главе 2-й кн.1 проекта Уложения Российского государства 1723-1726 гг., утвержденной Уложенной комиссией в сентябре-октябре 1723 г. - несмотря на то, что в состав комиссии входил бессменный глава канцелярии сенатор П.А. Толстой.

Страницы: 1 2 3 4 5

Каким был П.А. Столыпин
Пётр Аркадьевич Столыпин был человеком странной судьбы. Он не рвался к власти, но неожиданно для всех вдруг оказался у её вершин. Современники, удивлённые этим взлётом, стали говорить, что он почти всю жизнь провёл в провинции и не готов к своей новой роли, что у него нет собственных идей, что он «приказчик», исполняющий чужие приказани ...

Основные уроки войны и современность
Минуло уже 55 лет со дня победоносного окончания Великой Отечественной войны. Отмечая юбилей Победы, необходимо учитывать, что война, ее итоги и последствия многими нитями связаны с современностью. Из опыта Великой Отечественной войны можно и нужно извлечь уроки, полезные при решении насущных задач в различных сферах жизни нашего общест ...

Основные черты политики «военного коммунизма»
а) Национализация и централизация промышленности. Создание главков: • весна-лето 1918 г. национализация отдельных отраслей промышленности (сахарная, нефтяная, текстильная), всего 2 тыс. предприятий; • к концу 1919 г. национализация крупной промышленности; • к концу 1920 г. национализация средней промышленности. Видно, как разрастался ...