История » Инквизиционный процесс в Средневековой Европе - положительный и отрицательный опыт становления западной цивилизации » Церковь и каноническое право в Средневековой Европе

Церковь и каноническое право в Средневековой Европе
Страница 1

Новая религия – христианство, в обстановке разложения и гибели Западной римской империи не рассматривалась вначале как новая идея, способная объединить и возродить общество. Во-первых, продолжал жить гордый дух республиканства, не допускающий деспотической власти ни Бога, ни императора. Во-вторых, умирающий античный строй категорически не признавал принципа равенства (хотя бы даже по идее) между рабом и свободным и между гражданином и варваром[1]. И, наконец, новые идеи христианства, также попадали в перечень опасных вольнодумств, и их последователи легко могли поплатиться головой.

Обстановка изменилась после распада Империи на Западную и Восточную. Константин I, покинув республиканский по духу Рим, принялся энергично создавать институт деспотической имперской власти в Восточной части империи. И вот здесь христианство оказалось в высшей степени подходящей государственной идеологией, способной обожествить и укрепить личную власть императора над подданными, которые все равны в своем ничтожестве перед обожествленной властью [2].

Кроме поддержки со стороны светский власти, успехи новой религии были обусловлены ее сущностью, основанной на идеях любви, милосердия, человечности, братства. Всего этого не было ни в философских учениях, ни в верованиях античной религии. И, кроме того, старая вера ничего хорошего не обещала человеку за порогом жизни, независимо от того был ли он велик или ничтожен. Поэтому новому учению жадно внимали тысячи и тысячи подданных империи, задавленных чудовищным бременем государственных повинностей и произволом имперских чиновников.

Германские народы (варвары), жившие у границ Империи ничего нового принести в духовную жизнь гибнущей империи также не могли. Ослепленные величием, богатством и могуществом Империи они стремились к ней, сперва, чтобы служить и перенимать достижения материальной культуры, а позднее, чтобы овладеть имперскими землями и всем достоянием. И под этим натиском Западная римская империя пала.

Но остался идеал – единый мир под единым духовным и светским главой. Этот идеал стал, по - сути, лозунгом всех Средних Веков. А проводником этой идеи стала правящая Церковь. Идея восстановления такой империи воспламеняла воображение всех. И, главное, германцы оказались весьма восприимчивы к новому христианскому учению. Переселившись на земли Западной империи, продолжая составлять большинство в легионах императоров Востока, германцы хорошо усваивали новое учение. Блаженный Августин в своем труде «О граде Божьем» писал: «Чтобы соединить различные народы Империи, надо создать нечто большее, чем мирские узы; эти узы нашлись только в христианстве»[3].

Так христианство явилось объединяющим началом для народов Европы. Христианское духовенство внушало варварам необходимые начала государственного порядка, мира и человечности; оно сделало так, что языческое правительство варваров усваивало римскую гражданскую цивилизацию. Во многом благодаря именно усилиям Церкви, было обеспечено основополагающее влияние уже рухнувшей Западной Римской империи на историческое развитие Европы. Римское право, сохранившееся во многих странах наряду с обычным правом германских племен, легло в основу законодательств Англии, Франции, Германии.

На протяжении всего Средневековья христианская Церковь проводила в жизнь идею единства светских владений под властью единого теократического владыки - Римского Епископа. И усилия Церкви здесь трудно переоценить. Не будь поддержки Церковью королевской власти против буйства вассалов, требования соблюдения условий «Божьего Мира» и неприкосновенности церковных убежищ, продуманной и централизованной законодательной деятельности, что стало бы с нарождавшейся Европейской цивилизацией?

Страницы: 1 2

Борьба за объединение Северного и Южного обществ
Вопрос о выработке общей идеологической платформы, единого плана действий был важным в жизни тайного общества, но выработать его было нелегко. Южане держались своей радикальной линии, а северян тревожила и программа Южного общества, и фигура самого Пестеля как будущего диктатора. В марте 1824 г. Пестель приехал в Петербург с огромным м ...

Завоевание дорийцами Лаконики и Мессении
Дорийцы вторглись в Грецию в конце II тысячелетия до н. э. Они завоевали Лаконику и основали город Спарту. Завоеватели стали называться спартанцами. Долгие и упорные войны спартанцы вели за покорение Мессении. В середине VII века до н. э. им удалось одержать победу над мессенцами. Часть мессенцев укрылась на вершине неприступной горы. ...

Противостояние политических сил после Октябрьского переворота
Октябрьский переворот был бескровным. Большевики проявили великодушие: освободили юнкеров, захваченных в плен после штурма Зимнего дворца; генерал П.Н. Краснов, который вместе с А.Ф. Керенским пытался безуспешно организовать наступление из Гатчины, был отпущен на свободу под честное офицерское слово не брать в руки оружия (в последствие ...