История » Ученые и власть в советской России

Ученые и власть в советской России
Страница 6

Если одной из форм вмешательства государства в дела науки были организованные по указке сверху или по инициативе ученых - марксистов научные дискуссии в различных областях науки и техники, то другой постоянной формой вмешательства была цензура, как правило, невежественная и всюду усматривающая «крамолу». Так, например, в работе В. И.Вернадского «Проблемы биогеохимии. Т. IV. О правизне и кривизне» цензура усмотрела какие-то аналогии с политикой. Ему удалось убедить издателей, что это глубокое понятие, выходящее далеко за рамки политики. Цензура не пропускала также и его статьи о А.П.Павлове.

Вернадский вел принципиальную борьбу с цензурой за свободу научной мысли на протяжении десятилетий. 14 февраля 1936 г. он в письме к председателю СНК СССР В. М. Молотову четко сформулировал свою позицию по отношению к цензуре: «Одним из основных элементов научной работы является широкая и быстрая осведомленность ученого о происходящем научном движении и ходе научной мысли. Наука едина, и ученый бесконечно разнообразен по характеру и объему своих интересов.

Только он сам может ставить пределы своей научной мысли. Цензура не может его ограничивать.

Одним из самых основных недостатков научной работы в нашем Союзе, требующих немедленного, коренного и резкого перелома, является ограниченность нашего знакомства с мировым научным движением.

Она не организована и ухудшается. Это большое, но поправимое несчастье .

С 1935 г. (сколько знаю, этого не было и при царской цензуре) наша цензура обратила свое внимание на научную литературу, столь недостаточно - по нашим потребностям и возможностям - к нам проникающую. Целый ряд статей и знаний становятся недоступными нашим ученым. Он сетует, что цензура вырезала статью величайшего ученого и мыслителя Резерфорда, задержала книги сына В.И.Вернадского, профессора Йельского университета в США историка Г.В.Вернадского, чешского философа Радля и др.

Попытки ученого были небезуспешными, он добился возвращения цензурой книг и журналов. Хуже обстояло дело с его собственными книгами. На десятилетие была задержана публикация книги «О живом веществе», которая вышла в 1940 г. под названием, навязанным автору, - «Биогеохимические очерки». Ее выход вызвал у автора грустные размышления, что судьба книги «ярко рисует пренебрежение к свободе мысли в нашей стране. Если это не изменится, - то это грозит печальными последствиями, так как [тем самым будут попраны] принципы высоких идеалов гуманизма, равенства всех, демократии, признания силы научного знания, силы науки, а не религии (причем большевики - ошибочно - не отделяют философии от науки)».

Против цензурных ограничений воевал и академик П.Л.Капица, протестуя против получения зарубежной литературы академиками по третьей категории, предусматривающей цензурные вырезки. И он добился для себя «в виде исключения» возможности получать иностранную литературу без вырезок и штампов Главлита.

Ученые вели борьбу с повсеместно насаждаемым режимом секретности, которая служила прикрытием для полуневежд, шарлатанов, самозванных гениев, ограждая их от профессиональной критики. Под завесой секретности уничтожались научные направления, разрушался естественный, необходимый для роста науки обмен научными достижениями.

Обращаясь к заведующему отделом науки ЦК ВКП(б) С.Г.Суворову, П.Л.Капица писал 19 сентября 1944 г.: «Воображать, что по засекреченным тропам можно обгонять, - это не настоящая сила. Если мы выберем этот путь секретного передвижения, у нас никогда не будет веры в свою мощь и других мы не сумеем убедить в ней».

Секретность сокращала вклад отечественной науки в мировую науку и технику, в культуру, она скрывала и отставание.

Несмотря на непрерывную борьбу за сохранение условий для научного творчества, которую вела научная элита в 30-40-е гг., она имела достаточно оснований и мотивов для компромисса с властью, для сотрудничества с властью. Ее вдохновляли те возможности преобразования, научного строительства, научного творчества, которые открылись в связи с социальными преобразованиями и модернизацией экономики и культуры. Немалую роль в этом играл патриотизм и надежды на возрождение сильного государства и его достойное место в мире.

Одной из наиболее трагических страниц истории науки являлись жизнь и труд ученых в заключении, в тюрьмах и лагерях, представлявшая собой непрерывную цепь унижений и подавления личности, растрату интеллектуальных и моральных сил ученых. Они описаны в ряде воспоминаний.

Мы остановимся на менее изученной системе «специальных», «особых» КБ и НИИ.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Проповедь крестового похода. Поход бедноты.
Автор «Истории, называемой Деяния бога через франков», аббат Гвиберт Ножанский так описывает развитие событий после Клермонского собора: «возгорелось усердие графов, и рыцарство стало подумывать о походе, когда отвага бедных воспламенилась»[3]. Причины такого оживления масс несложно определить. Урбан II созвал епископов и поручил им зан ...

Список основных сокращений
АД– Адиль дюзен [см. СЭП] ВНСТ – Великое национальное собрание Турции Д-8– Исламская "восьмёрка" - Исламская организация Сотрудничество и Развитие ДЛП– Демократическая левая партия ДП– Демократическая партия ЕЭС- Европейское экономическое сообщество [прообраз ЕС] КД– Кёлеси дюзен [см. РЭП] КК– Копенгагенские критерии; ...

Москва - Виши (июнь 1940 - июнь 1941)
Покинув г. Бордо, занятый немцами, правительство Петена обосновалось в небольшом курортном городе Виши. Отныне курорт Виши вошел в историю как резиденция верховной власти и правительства нового политического режима, созданного маршалом Петеном. 10 июля на совместном заседании палаты депутатов и сената Национального собрания Франции был ...