История » Российская эмиграция в Югославию в первой половине ХХ века » Особенности российской эмиграции в Югославию. Процесс формирования и эволюции российской эмигрантской общины в Югославии

Особенности российской эмиграции в Югославию. Процесс формирования и эволюции российской эмигрантской общины в Югославии
Страница 2

В качестве благодарности за многолетнюю поддержку южнославянских народов со стороны Российской империи королевское правительство дало согласие на въезд более 20 тыс. гражданских беженцев, предварительно заручившись обещанием французских властей оказать им денежную поддержку. Уже 18 ноября 1920 г. правительство Королевства утвердило общий план приема и расселения «крымских» беженцев. В соответствии с ним в течение ноября 1920 г.— января 1921 г. они были приняты в бухтах Котор, Бакар (близ Фиуме) и Дубровнике. Сам главнокомандующий армией барон П.Н.Врангель и его штаб обосновались в г. Сремски Карловцы, ставшем одним из политических центров белой эмиграции.

В декабре 1920 г. генерал П.Н.Врангель начал переговоры с правительством КСХС о переселении в его пределы армейских частей из района Константинополя. К середине 1921 г. эти вопросы в основном были решены. Королевское правительство согласилось принять на пограничную службу несколько тысяч белогвардейцев. В течение 1921—1923 гг. в Королевство въехало около 10 тыс. гражданских и военных лиц.

Приглашая части врангелевской армии для несения пограничной службы, правительство Югославии имело в виду, прежде всего, охрану территории (часть округа г. Кула, г. Цариброд, г. Босилеград и г. Струмица с их окрестностями), отошедшей к Югославии от Болгарии в результате подписанного 27 ноября 1919 г. Нейиского мирного договора. Договор был заключен в Нейи-сюр-Се недалеко от Парижа между побежденной Болгарией и странами Антанты и присоединившимися к ней государствами, в том числе и Сербо-хорватско-словенским королевством.

Перебравшаяся в Югославию в июне 1921 г. 1-я кавалерийская дивизия под предводительством генерала И.Г.Барбовича в полном составе (около 3 тыс. человек) вошла в корпус пограничной стражи Королевства для охраны бывших болгарских областей.

Первые обобщенные сведения о количестве и составе эмигрантов, их трудоспособности и образовании были подготовлены статистическим отделом в конце 1922 г. Они свидетельствуют о его многонациональной, сословно-профессиональной и половозрастной пестроте.

Согласно данным статистического отдела Государственной комиссии к 1923 г. на территории КСХС сосредоточилось около 50 тыс. чел., из которых примерно 21,5 тыс. являлись гражданскими лицами и около 28,5 тыс. – бывшими военнослужащими Русской армии генерала П.Н. Врангеля. Из них: 29 599 – мужчины, 12 296 – женщины, 5029– мальчики, 3350 – девочки[20]. Подавляющее большинство среди беженцев составляли мужчины, что объяснялось многочисленной эвакуацией после разгрома армии генерала П.Н.Врангеля.

Первая эмиграционная волна послеоктябрьского периода наряду со своим количественным размахом отличалась и исключительной широтой, охватив все основные слои тогдашнего общества. «Одна и та же Россия по составу своему, как на родине, так и за рубежом: родовая знать, государственные и другие служилые люди, люди торговые, мелкая и крупная буржуазия, духовенство, интеллигенция в разнообразных областях ее деятельности, – политической, культурной, научной, технической и т. д. – армия (от высших до низших чинов), народ трудовой (от станка и земли) - представители всех классов, сословий, положений и состояний даже всех трех (или четырех) поколений - в русской эмиграции налицо», – отмечала в 1930 г. поэт и критик З.Н. Гиппиус[21].

Специфической чертой русского населения Югославии можно назвать существенное численное преобладание бывших военнослужащих. Однако социальный состав белогвардейских формирований, разумеется, не был однороден. Высшее командование и кадровое офицерство было представлено почти исключительно дворянами. Среди среднего и младшего офицерского состава основная доля приходилась на выходцев из мелкой буржуазии. Рядовые же в большинстве своем были мобилизованными крестьянами и казаками.

Большое пополнение русских эмигрантов в Югославии в 1923 г. составили гражданские люди, высланные М.К. Ататюрком после провозглашения в Турции республики. Социальный состав этих беженцев был весьма разнообразен: от крупных промышленников и аристократов, интеллигенции и людей искусства до ремесленников и крестьян. Важно отметить, что в отличие от многих других стран, въезд русских в Югославию не был стеснен какими-либо квотами, визами и прочими формальностями.

Страницы: 1 2 3 4

Реформы Н. С. Хрущева. «Оттепель» (1953-1964 гг.)
Экономический курс в деревне. Во второй половине 1953 г. начались кардинальные преобразования в экономике страны. Их характер и направленность свидетельствовали о некотором изменении экономического курса. Перемены касались, прежде всего, сельскохозяйственного производства, его ускоренного подъема с целью обеспечения населения продоволь ...

Внешнеполитическая обстановка накануне войны
В 1937г. капиталистический мир был охвачен новым экономическим кризисом, который обострил все противоречия капитализма. Главной силой империалистической реакции стал агрессивный военный бок Германии, Италии и Японии, который развернул активную подготовку к войне. Целью этих государств был новый передел мира. Чтобы остановить надвигавшую ...

Великое княжество Тверское. История возникновения Твери
Губернский город Тверь расположен по обоим берегам р. Волги при впадении в последнюю с правой стороны р. Тьмаки, а с левой - Тверцы, разделяющей заволжскую сторону города на две части. [2;31] В древности она называлась Тферью, Тьферью и, как теперь, Тверью. Начало ее относят к 1181 г. [2;32] Великий князь владимирский Всеволод Юрьевич ( ...