История » Классификации исторических источников в отечественной историографии » Определение исторического источника и проблема установления границ при формировании круга исторических источников

Определение исторического источника и проблема установления границ при формировании круга исторических источников
Страница 1

Вполне логичной мне кажется мысль, что прежде чем начинать классифицировать исторические источники, необходимо определиться со значением самого термина «исторический источник». Это я и попытаюсь сделать в данном параграфе моего эссе, анализируя различные варианты определений понятия[3] «исторический источник», предложенные в своё время крупнейшими отечественными историками.

Невероятно, но факт – составитель первой отечественной классификации исторических источников В.Н. Татищев термин «исторический источник» не употреблял. В первой главе своей «Древней Российской истории», он использует термин «сказание», но определения ему не даёт [8].

Только в конце XIX века, благодаря работам В.О. Ключевского, понятие «исторический источник» закрепляется в отечественной исторической науке, естественно, в том виде, в котором его употреблял сам В.О. Ключевский. Его определение выглядит следующим образом: «исторические источники – это или письменные, или вещественные памятники, в которых отразилась угасшая жизнь отдельных лиц и целых обществ» [5, Т. 7. С. 5]. Определение это, безусловно, важное с точки зрения исторической науки как первая серьезная попытка точно установить значение термина «исторический источник», мне кажется не совсем удачным. Главный его недостаток заключается, как мне представляется, в том, что В.О. Ключевский неоправданно сужает значение термина, исключая из него, например, все источники устные[4].

В самом начале XX века замечательный русский ученый, сторонник теории научного позитивизма С.Ф. Платонов предпринимает попытку дать совершенно новое определение понятию «исторический источник». Его вариант звучит так: «в обширном смысле понятие исторического источника включает, или заключает в своем содержании всякий остаток старины» [Цит. по: 13. С. 1]. После прочтения этого определения встает закономерный вопрос: что автор понимает под «остатками старины»? Только материальные источники, такие, как вещественные и письменные, или также устные и, например, хронологические? Получается, что и это определение не является удовлетворительным.

После анализа двух этих определений, мне кажется наиболее уместным упомянуть вариант, предложенный выдающимся советским историком М.Н. Тихомировым, унаследовавшим, как я уже писала выше, от В.С. Ключевского традицию воспринимать исторический источник как «памятник». Интересно, что, несмотря на подобное заимствование, М.Н. Тихомиров не дублирует В.С. Ключевского. Его вариант – «под историческим источником понимают всякий памятник прошлого, свидетельствующий об истории человеческого общества» [9. С. 7] – представляет собой своеобразный синтез определений С.Ф. Платонова и В.С. Ключевского. Часть, начинающаяся со слова «памятник», – явное заимствование из В.С. Ключевского, но обобщающее местоимение «всякий», значительно увеличивающее спектр возможных исторических источников, отсылает нас уже к определению С.Ф. Платонова. Такой синтез, на мой взгляд, являлся важным (хотя и далеким до завершающего) шагом вперед в развитии представлений об историческом источнике.

Определенный интерес, как мне кажется, представляет и определение, данное Л.Н. Пушкаревым: «исторический источник – это все непосредственно отражающее исторический процесс, все, созданное, человеческим обществом» [11, Т. 6. С. 591]. Определение это крайне широкое, несколько даже расплывчатое, в чем, безусловно, его большой недостаток, отражает, однако, новую источниковедческую тенденцию (в наши дни, насколько я могу судить, становящуюся всё более распространенной): воспринимать в качестве исторических источников не только данные лингвистики[5] или археологии, но и данные естествознания.

В полной мере эту идею (включить в круг исторических источников данные естествознания), развил в своей знаменитой, вызвавшей в своё время бурную полемику и до сих пор обсуждаемой статье «О классификации исторических источников» С.О. Шмидт. Его определение исторического источника, пожалуй, самое широкое из всех представленных в отечественном источниковедении. Ученый призывает нас «признать историческим источником … всё, что может источать историческую информацию» [10. С. 77].

Развивая свою мысль С.О. Шмидт особенно подчеркивает, что исторический источник это «не только то, что отражает исторический процесс, но и … окружающая человека естественно-географическая среда». [10. С. 77]. То есть ученый выступает за включение в круг исторических источников так называемых «антропологических источников» и «естественнонаучных источников».

Нужно ли говорить, что точку зрения С.О. Шмидта разделяли далеко не все его коллеги. Мне, однако, его трактовка исторического источника кажется достаточно логичной и обоснованной. Действительно, разве не являются историческим источником чисто географические данные об извержении вулкана Везувий? Разве не мечтают историки найти абсолютно точное подтверждение или опровержение факту Ноева потопа? А ведь эти данные им может предоставит только география. Вопрос в том, в какой степени события, происходящие независимо от воли человека, можно включать в состав того, что принято называть историческими источниками. Вопрос этот остается открытым и для меня, и, насколько мне известно, в исторической науке в принципе.

Страницы: 1 2

Завершение переворота в поземельных отношениях
К концу VIII и началу IX в. переворот в поземельных отношениях во Франкском государстве привел к господству феодальной земельной собственности - основы феодального строя. Захват крестьянских земель светскими и церковными крупными землевладельцами сопровождался усилением различных форм внеэкономического принуждения. Это было неизбежным с ...

Реформы в области местного самоуправления, суда, образования, военного дела
Отмена крепостного права в России вызвала необходимость проведения других буржуазных реформ: в области местного самоуправления, суда, образования, в военном деле. Со стороны самодержавия они были уступками капиталистическому развитию и в то же время стимулировали это развитие, но вместе с тем в конечном счете укрепляли и позиции самодер ...

Укрепление центрального аппарата власти и власти на местах
В правление Генриха I был значительно усовершенствован центральный государственный аппарат. Королевская курия раз­делилась на большой совет (Magnum consilium) и постоянный правительственный орган (малую курию). Большой совет созы­вался три раза в год (на рождество, пасху и троицу) в составе сановников короля, главных его служащих и круп ...